Свидание
atreyu_knight

Они встретились в маленьком лунном ресторанчике, откуда открывался прекрасный вид на Землю.

Ему на вид было двадцать пять. Ей тоже.
– Первый раз идете на свидание вслепую? - спросила она.
– Второй, - ответил он неохотно, - Первый был сущим адом. А вы?
– А я в первый, - соврала она.
Платили каждый за себя. Она заказала смуглых и золотоглазых марсианских кальмаров, он — тушеных оберонских ктулху.
– Возьмем вина? - спросил он.
– Давайте, - улыбнулась она.
Подскочил сомелье:
– Рекомендую красное, с левой стороны меркурианского терминатора. Две тысячи шестнадцатого.
– Хороший был год, - сказал он и грустно улыбнулся.
– Вы помните? - спросила она
Ему на вид было двадцать пять. Ей тоже.
– Ам... читал. Люблю историю.
Заиграла музыка.
– Какую музыку вы любите? - спросил он.
– Всякую.
– Ну не знаю, Джумбаджира, Марс Атак, или что поста... классическое — Эминем, Пинк Флойд?
– Плохой музыки не бывает.
– Вы очень мудры, - заметил он.
Она нахмурилась, посмотрела в окно.
– Не по годам, - поспешил он добавить.
Ему было на вид двадцать пять. Ей тоже.
Они поговорили о делах, о жизни. Мимо прошла юная парочка, облаченная, помимо прочего, в рога и перепончатые крылья.
Она хотела вслед поцокать языком, но спохватилась.
Он тоже.
Они подходили друг другу как два куска берцовой кости диплодока.
Он прикоснулся к ее руке.
Они танцевали.
Играла музыка.
– Колтрейн. - раскрылась она.
– Шестьдесят пятый. Чикаго. - ответил он.


Я помню
atreyu_knight

Раньше надо мной смеялись, мол ты как девчонка – ведешь дневник. Но теперь только я помню, как было дело.

В два часа ночи в прошлый понедельник заиграл саксофон, потом говорили, что то была труба, гобой или даже флейта.

Утром «Бжижичков Новостник» писал, что Косой Влидош видел, как из воды толпами повалили крысы и полезли в водостоки. Я тогда не поверил, но наступил вторник.

Крыс было чуть больше чем обычно, Губернатор объявил праздник по случаю дня внезапной осени. Оказывается, у нас был такой праздник, который запретили и забыли при оккупации.

Вообще, стало не принято говорить о проблемах. К чему эта унылость, когда на улице весна, сирень и колокольчики детского смеха. Умные, авторитетные люди рассказали, что надо радоваться.

В четверг, когда город был в цветах, кто-то бросил бомбу в «Бжижичков Новостник». Всё сгорело. Дядя Тадеуш – самопровозглашенная совесть нации - поворчал немного, и все забыли. Праздник же. Дети – цветы жизни.
20160417001235.jpg

Потом, на торжественном открытии моста объявился новый помощник Губернатора. У него был хвост. Но умные, авторитетные люди сказали, что так и надо и даже модно.

В субботу утром я искал газетный киоск и случайно наступил на крысу. Меня оштрафовали. Я испугался, извинился перед крысой и ушел.

А в воскресенье был рейд на уличных музыкантов и художников. Оказывается, они работали на зоне «Естественной ежегодной миграции», создавали пробки и беспокойство. Главный Архитектор сказал, что они «нарушают гармоничную эстетику города» и быстро накрыл всё мрамором.

Потом мрамором накрылись кварталы неформалов, байкеров, актеров.

Особенно тяжело пришлось паркурщикам. Они соскальзывали.

В воскресенье утром Дядя Тадеуш вышел с пикетом к зданию Собрания. Из окна высунулось тонкое лицо пресс-секретаря и писклявым голосом предупредило, что если он не уйдет, его съедят. А Дядя Тадеуш не был героем. Он собирался уже уходить, но прозвенело к обеду.

Новый понедельник объявили выходным – и выгнали всех на работу. Город наполнился музыкой и обещаниями. Работали плохо – надо было смотреть под ноги.

Но как-то все быстро устаканилось. И только мне было чуть не по себе. Я даже хотел было бросить дневник, но не решился.

А вечером я встретил Косого Влидоша. Да, того самого. И вот что он мне рассказал. Говорит, крысы из моря не выходили. Кто-то просто сказал от его имени, воспользовавшись авторитетом.

- А откуда тогда крысы? – спросил я. – Не было в городе столько крыс, никогда.

- Все свои, - сказал он, - ты думаешь ты один такой умный?

Сказав это, он показал свой дневник, совсем старый.

- Я его веду, еще с прошлого месяца. И потому всё помню. Крыс перерабатывают из людей. Не знаю как именно. Возможно, всё дело в валторне.

- Саксофоне, - поправил я.

А потом меня ударили по голове. Придя в себя, я увидел Косого Влидоша повешенным. На соседнем столбе тоже кто-то висел. Рядом ели мороженое.

У меня есть дневник, и только я помню, как было раньше. Неделю назад.


?

Log in